April 18th, 2010

Старый натуралист

Одевались ли пещерные люди красивее огнеземельцев?

Как выглядели древние люди? Я не верю, что они были нечесаные, грязные, сутулые уродцы. Наоборот, считаю, что это были весьма фактурные создания, глаз не оторвать. Особенно молодые. Быстрые, подвижные, с мощной мимикой и резким голосом, крупными чертами лица, свежей кожей и блестящими глазами.

По моим представлениям, они заплетали волосы с украшениями. Ничего сложного – перехватить пучок волос каким-нибудь волокном, засунуть цветок. Подрезали бороды острейшими кремнями, опаливали или заплетали их. Древние люди постоянно возились со шкурами, скребли, ловко удаляли шерсть: уж бороду как-нибудь подровнять хватило бы смекалки. Использовали природные красители – но не просто мазали морду грязью, а делали разноцветный бодиарт. Может, и шкуры красили, и меха. Кто-нибудь из них вполне мог приклеить на себя лепестки цветов, надкрылья жуков, перья, использовать цветные соки и минеральные красители. Звериные шкуры можно обрезать вполне ровно, и даже украшения сделать из меха (как делают северные народы). Мех сам по себе и сегодня служит дорогим украшением. Гоминиды проводили немало времени в воде, добывая пищу и прохлаждаясь, поэтому особую «грязность» и «зловонность» им приписывать не стоит.

Вероятно, сапиенсы еще в палеолите использовали всевозможные способы изменения внешности, и ухаживали за собой. Это касается и неандертальцев, хотя и в меньшей степени. В отличие от них, эректусы внешность не изменяли, но были хороши и без того: животной красотой, как и другие приматы. Впрочем, не исключено, что они покрывали тело грязью для защиты от солнца, как слоны, поэтому выглядели как чумазые борцы в грязи. И до «глиняных дрэдов» им было еще далеко.

Простор для фантазий и реконструкций здесь большой. Палеонтологи уже уяснили эту тенденцию, и рисуют динозавров, древних млекопитающих и птиц весьма пестрыми созданиями (может, даже слишком). Следующий шаг – облачить и древних людей в немыслимые дикарские уборы. Хотя бы слегка причесать! Хоть ягодку в нос вставить! Предлагаю позаняться, а я могу помочь.

Разумеется, доказать эти идеи напрямую нельзя, но можно применить экстраполяцию и моделирование.

Аргументы такие:
1. Традиционные племена («дикари») тратят на работу над своей внешностью много времени, социальной энергии, творческого труда и терпения. Даже больше, чем цивилизованные люди, горожане. Самый поразительный визаж создают довольно архаичные по внешности и культуре папуасы. Пигмеоиды, которые практически не изменяет внешность, тоже не выглядят неопрятно. Бушменам и пигмеям присуща аккуратная «прическа» из-за коротких спиральных волос. У малорослых монголоидов Индокитая и америндов (яномама) волосы прямые и тяжелые, поэтому ложатся ровно.

Collapse )
Старый натуралист

детская болезнь левизны

Эту статью Наташи перепечатывали «Народное образование», «Педология», «Знание – сила», «Лучшие страницы педагогической прессы». А в Сети она почти пропала, поэтому размещаем в «Некультурной». Проблема латерализации хорошо изучена. Функциональная асимметрия мозга имеет разнообразные формы, и леворукость лишь одна из них. Статья подчеркивает некоторые психологические особенности, которые порой раздражают учителей, не догадывающихся об их связи с латерализацией.

Моему деду левую руку в детстве привязывали к туловищу - чтобы отучить ею пользоваться. Лупили, наказывали, ставили в угол - левшой быть не разрешали. В школе, в мастерских - везде ему приходилось работать правой, преодолевая свою "нехорошую" особенность. Лишь однажды - уже став взрослым и поступив в институт, он правую руку сломал (разумеется, не специально) - и пока выздоравливал, писал конспекты левой. У нас дома дед устроил настоящую мастерскую, где творил всякие малюсенькие поделки: шкатулки, микроскопы Левенгука, самый крохотный замочек в мире... Как левой, так и правой - обеими руками.

А для меня дед сделал картофельный нож "под левую руку". Ибо я пошла в него - если не умением мастерить и "левизной" политических убеждений, то по крайней мере леворукостью. Меня, конечно, научили писать "правильной" рукой. Но у доски от волнения я начинала работать обеими: записывала правой, подрисовывала левой, а если очень увлекусь, то вообще начинаю писать в обратную сторону. Большие заголовки и рисунки на плакате до сих пор вывожу левой рукой, причем вверх ногами - так удобнее! Устойчивого почерка так и не появилось - наклон и рисунок букв получается "под настроение".

Меня, в отличие от деда, переучивали довольно мягко и безболезненно. Рисовать, правда, разрешали и левой. Поэтому в школе, едва учительница рисования отходила в сторону, я втихаря перекладывала карандаш в левую руку. А вот на балете проблемы были куда серьезнее - усваивать комплексы движений удавалось с трудом. Пробовала даже ходить на занятия дважды, с двумя группами подряд. Но когда пошли "верчения", я даже при такой нагрузке не могла угнаться за всеми - пришлось балетный кружок бросать. Вообще-то я не левша, а амбидекстр - "ведущими" являются обе руки (а иногда кажется, что наоборот - ни одной).

Когда рос наш сын Егор, мы долго не могли понять, какая же рука у него будет главной - ни правая, ни левая ловкостью не отличались. Амбидекстр? Мой холерический супруг называл его "нолидекстр" (то есть безрукий), а также... "тормоз". Пожалуй, это был единственный недостаток мальчика: неловкость и медлительность. Казалось, Егор и сам не может выбрать ведущую руку. Проблему решила энергичная бабушка: просто велела ему делать все правой. Ребенок особенно не протестовал. Так он стал правшой. Но прошло время, и выяснилось, что у него есть очень многие признаки левши. Главным образом, это касалось пространственного восприятия. Мальчик долго не мог "сообразить", как повторить движения танца, зарядки, как управлять действиями ножек на велосипеде, как ловить мяч...
Еще Егор очень мило и выразительно лепил и рисовал удивительно похоже на оригинал, однако без единой "правильной" линии: настоящую технику ему освоить никак не удавалось. Изображение часто становилось зеркальным или заваливалось набок - все у него получались то "Кривокаменный замок", то "Дельфины наклонного моря". Рисуя круг, рука из раза в раз смело взбиралась на его вершину, а затем - словно у пальцев начинали "дрожать коленки" - линия соскальзывала, и один бок у круга всегда оказывался кривым.

Затем - школа. Все, что касалось процесса познания, шло отлично. А вот оформление... Кривулищи, загогулины, "вылезания" за поля; здесь курица ходила лапой, а здесь она на минутку присела... Порой он делает в тетради по русскому такие лингвистические анализы, которые и нам не по зубам. Однако педантичная учительница из-за каракулей постоянно снижает ему оценки. Что с ним в конце концов такое?


- Фото очень большое и смазанное, но, кажется, оно хорошо иллюстрирует сложности восприятия многих левшей.

Collapse )