?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Первая часть ЗДЕСЬ


Азат Миннекаев "Два моржа"

Для начала – короткое чукотское героическое сказание, записанное В.Г. Тан-Богоразом, биография которого заслуживает отдельного описания… но не будем о нем. Сказание же таково:
"Два человека с мыса Чаплина, один из них шаман, были унесены вьюгой в зимнее время на плавучем льду. Льдину пригнало к острову Лаврентия, к поселку Чибикак. Жители выбежали, убили одного из них, просверлив ему череп острым сверлом. Шамана оставили в живых, рабом сделали. Одну ночь только с ними переночевал, потом позвал своих моржей-духов. Много моржей пришли, стали в ряд так, чтобы он мог пройти по их головам. После многих приключений шаман вернулся на Чукотский мыс и рассказал людям, какая судьба постигла его товарища. Люди решили отомстить за него.

На следующее лето со всех поселков собрались на берегу воины. Сели в лодки. Много больших лодок отплыло к острову Лаврентия. На берегу они увидели поселок. Густой туман лежал на земле. Почти все воины сошли на землю, хотели напасть на врага. Несколько человек направились прямо к поселку, под прикрытием тумана. Сказал старик: «Подайте голос, завойте по-волчьи». Они завыли как волки. Другой старик, из жителей острова Лаврентия, сказал тогда: «О, они здесь». Молодые воины ответили: «Это не может быть! Ведь мы на острове». — «Ну да, да! Ответьте им». Тогда они заревели как моржи. В это время большой отряд нападающих медленно подходил к ним сзади. Неожиданно они набросились на островитян и стали убивать их. Женщины в страшном испуге стали давиться. Другие же резали моржовое мясо, чтобы угощать победителей. Большое побоище было! Много женщин увезли с собой на мыс Чаплина.

Через четыре года отправились островитяне мстить за нападение. Они пришли ночью, все люди спали. Они убивали людей, просто просовывая копья сквозь меховую стену полога. Один маленький мальчик, сирота, успел убежать от них, разбудил других. Нападавшие убежали к морю. На следующий год старики с острова Лаврентия сказали: «Довольно. Пусть мир будет». Пришло лето, и на берегу сошлись много островитян. Они принесли очень много деревянных сосудов и отдали людям этой стороны. Сказал старик нашего берега: «Как ответить? Дайте им шкуры». Дали им мягкие шкуры. «Что за шкуры?» — «Оленьи шкуры». — «Что такое олени?» — «Они с рогами». — «Что такое рога?» Тогда им показали голову оленя. Они смотрят, говорят: «О, как чудесно. Нос — как дыры в кожаном покрытии байдары». — «Попробуйте-ка лучше мясо». Сварили оленьего жиру. Потом они попробовали его: «О, это очень вкусно». Они ушли и оставили старика. Он был шаман. Люди этого берега взяли его в плен так же, как островитяне взяли четыре года назад одного из наших людей.

В XV-XVI веках чукчи были оттеснены от своих прежних мест обитания далеко на восток юкагирскими племенами, вынужденными мигрировать под давлением тунгусов (тех в свою очередь теснили из бассейна Лены тюркские и монгольские предки якутов-саха). В поисках новых мест юкагиры заняли бассейн Анадыря, дойдя до Берингова моря и территориально разделив чукчей и коряков, связанных общностью происхождения.

В юкагирском фольклоре сохранились предания о том, что юкагиров на местах их нынешнего обитания встретил некий древний народ, живший в основном охотой на лося, делившийся на "людей леса" и "людей моря"; они боролись с пришельцами-юкагирами, но те победили их, и аборигены вынуждены были отступить (а ареал лося захватывает верхнее и среднее течение Колымы, Индигирки и Анадыря).

Чукчи же, отходя на восток, вступали на территории, заселенные азиатскими эскимосами, а тем подвинуть было уже некого и отступать некуда – пришлось потесниться. По причине ли давних связей двух народов, или потому что береговым чукчам с эскимосами делить было в общем-то нечего – морского зверя тогда хватало на всех – но это "уплотнение" проходило по большей части мирно. Чукотские роды часто просто подселялись в эскимосские стойбища – еще в конце XIX-начале ХХ веков было немало эскимосских населенных пунктов (Кивак, Чечин и др.), в которых жили чукчи. Население таких поселков говорило на смешенном чукотско-эскимосском жаргоне, либо, как в Уэлене конца XVIII века, на двух языках.

Эскимосское население большинства смешанных стойбищ со временем было полностью ассимилировано – на стороне устремившихся на побережье чукотских охотников было численное превосходство, однако и по сей день многие места по берегам обоих океанов, заселенные исключительно чукчами, носят названия на основе эскимосских корней Ассимиляции способствовал и постоянный торговый обмен между береговыми и оленными чукчами: зверобоям нужны были кожи оленей и изделия из них, а оленеводам – ворвань и прочные ремни из шкур морских животных. Эскимосы же не имели материковых собратьев, так что владеть чукотским языком и иметь среди чукчей родню им было экономически выгодно.

В языке чукчей полно эскимосских слов, в основном описывающих морской промысел, в языке же азиатских эскимосов заимствованы чукотские термины, отражающие оленеводческий быт. Многие имена у чукчей – эскимосского происхождения, и наоборот; подобному смешению немало способствовали бытовавшие у обоих народов представления о реинкарнации.

По иному развивались отношения чукчей с американскими эскимосами. Документы начала XVIII века отмечают нападения чукчей на население Аляски, захват имущества и угон в плен женщин и детей. Примерно с середины XVIII века появляются указания на то, что чукчи наряду с набегами ведут на Аляске и торговые дела: "Летом в тихую погоду на байдарах, зимою же по льду на оленях на лежащий почти в середине пролива остров Имоглин (о. Ратманова), а оттуда в Америку в один день переезжать можно, то чукчи нередко ту часть света посещают и торг там, а иногда и грабежи там производят".

Справа: эскимосский доспех из кожи моржа. Аналогичные чукотские ламинары - мэргэв - отличались только прямоугольной формой "крыльев"

В 1789 году сотнику И. Кобелеву удалось уговорить "увеленского острожка лутчего пешего человека Опрею" взять его с собой в такую торговую экспедицию на Укипень-остров (о. Кинг). Чукоч собралось полторы сотни человек на десяти грузовых байдарах. Подъезжая к острову, чукчи остановили байдары, "оделись в куяки, в руках копье, луки и стрелы на тетивах так, как ратиться должно." То же проделали и "укипанцы" на берегу, как пишет Кобелев, "для примера" – мирные торговые связи к тому времени только начали налаживаться, и ни одна сторона полностью не доверяла другой.

Обмен часто проходил в виде "немого торга" – одна сторона оставляла свои товары и отходила. Представители другой стороны клали напротив нужной им вещи свои и тоже отходили. Иногда, прежде чем удавалось "договориться", приходилось делать несколько встречных предложений, а любое недоразумение могло привести к кровавой развязке, после чего уцелевшие от проигравшей стороны могли организовать экспедицию с целью мести – попутно захватывая добычу и пленников.

В 1793 г. в Сенате обсуждался рапорт капитана Биллингса, в одном из пунктов которого сообщалось, что "северо-восточные американцы, изъявив желание, имели дружественное с россиянами обхождение, испрашивают защищения от нападения и грабежа чукчей". Американские эскимосы жаловались русским, что чукчи "почти ежегодно на байдарах приходя на их землю, истребляют их убийством, имение их грабят, а жен и детей берут в плен."

В этих набегах участвовали не только береговые чукчи, но и их друзья азиатские эскимосы, и сухопутные чукотские оленеводы, не имевшие байдар. "Взаимодействие армии и флота" чукчей описывается в документе XVIII в.: "Оленные чукчи к сидячим чукчам на оленях приезжают и в зимние походы на коряк подымают тех сидячих на своих оленях, а, напротив того, сидячие чукчи оленных носовых и в дальних от моря местах в тундреных живущих летом возят их на своих байдарах по морю и по реке и дают им во взаимное дружество свои байдары, а от них оленных вместо байдар своих берут на платье себе разного звания кожи оленей."

Эскимосы, надо сказать в долгу не оставались – попавших в плен чукчей они обращали в рабство или изощренно убивали.

Специализированных боевых "драккаров" у чукчей не было – одни и те же байдары использовались и в мирное, и в военное время и применялись лишь для переброски сил, но не морских сражений. Изредка случавшиеся столкновения на море сводились в основном к перестрелке из луков – на беспалубных судах с натяжной обшивкой полноценный абордажный бой невозможен. Зато против них была возможна "водолазная война", когда человек опускался под воду и разрезал обшивку, после чего байдара шла ко дну вместе с экипажем. Такой способ борьбы с лодками противника применялся редко, в основном беглецами для спасения от преследователей, ибо был рискован и для водолаза, ведь чукчи и эскимосы, как правило, не умели плавать и вообще считали воду средой обитания кэле. Деления на гребцов и пехотинцев не существовало: главное было высадиться, а там и те, и другие равным образом участвовали в сухопутной схватке.

Описанная Кобелевым флотилия из десятка байдар и сотни-полутора воинов была достаточно типичной, однако он же упоминает о плавании на Аляску в более раннне времена сборных армад из сотни байдар и восьми сотен "десантников". Чукотские "викинги" в походах вдоль побережья иногда доходили до территории Канады (самыми ценными пленниками таких дальних экспедиций считались негритянки).

Ход самого налета со слов чукчей описал миссионер А. Аргентов: "Движимые чувством мщения за какие-то старые обиды и имея в виду корысть, чукчи задумали сделать набег. Это было в 1840 году. В числе 70-ти человек пристали они к какому-то острову в туманную ночь; первым делом их было продырявить у туземцев байдары (чтобы те не бежали в море), затем они врасплох напали на сонных обитателей и многих перекололи. Испуганные гамом нападающих и отчаянными воплями своих, оставшиеся в живых кинулись было спасаться в своих байдарах: оттолкнулись на море и перетонули. Все годные женщины и дети взяты в плен, а хилые, хворые, увеченные и престарелые убиты без остатка. „Для чего их жалких оставлять на мученье!" – прибавил рассказчик." Прикончив оставшихся без кормильцев немощных членов племени, нападавшие проявили гуманизм без всяких кавычек: не позволив им умереть от голода, а убив оружием, как воинов, помогли уйти в верхний мир, к лучшей жизни.



Для защиты от взаимных нападений и чукчи, и эскимосы старались располагать поселения на возвышенности, выступающем в океан скалистом мысу или галечной косе, откуда удобнее было обороняться, а в мирное время легче разглядеть добычу в море. Рядом или между поселением и берегом сооружали укрепления, самыми простыми и быстровозводимыми из которых были стены из натянутых моржовых шкур, в которых копьем прокалывались небольшие бойницы. С целью затруднить подходы к жилью на дороге, по которой, как предполагали, пойдут враги, эскимосы могли устанавливать замаскированные колышки, калечившие ноги нападающих, или деревянные пластины с шипами, как на медвежьей охоте. Азиатские эскимосы в качестве полевого укрепления иногда строили снежную крепость, залитую для прочности водой. Водой поливались и подходы к крепости. Если крепости находилась на возвышении, то сверху над местами предполагаемого штурма могли привязывать сани, снабженные острыми кольями и утяжеленные для скорости и натиска камнями.


Еще в 1931 г. жители Наукана традиционно обкладывали яранги почти до крыши камнем, превращая их в крепости.

Существовали и капитальные стационарные каменные крепости (по-эскимосски "умкы"), с бойницами двух видов: для стрельбы из лука и скатывания камней. Вход закрывался каменной плитой. Рвом, правда, эти замки не обносили: в вечной мерзлоте копать каменными и костяными орудиями траншеи глубже полуметра затруднительно даже летом. На длительную осаду такие крепости рассчитаны не были, но арктические народы ее вести и не умели – обычно после непродолжительного интенсивного обстрела переходили к штурму. Но часто жителей поселка мог спасти сам факт наличия крепости (если речь не шла о мести именно данному конкретному роду) – нападающие обычно высылали вперед разведчиков, и если те видели, что в поселке возведена крепость, а жители готовы к обороне, то алчущие более наживы, чем ратных подвигов агрессоры могли обойти данное поселение стороной.


О тактических приемах можно судить по сказаниям, подобным приведенному в начале поста: нападать стремились неожиданно: на рассвете, в утреннем тумане, или специально выбирали время, когда основная часть мужчин была на охоте и поселок оставался без защитников. Эскимосы же, уходя на охоту, иногда прибегали к хитростям: выставляли на видных местах кучи камней в рост человека, одетые в парки – разведчикам они должны были показаться часовыми. Часто упоминается, что флотилия при подходе к поселению врага разделялась: большая ее часть скрытно приставала к берегу и готовилась напасть с тыла, тогда как меньшая чалилась в виду поселения, отвлекая на себя внимание. Высадка могла происходить и в отдалении от вражеского стойбища, чтобы жители не сразу узнали о ней, а приплывшие могли отдохнуть от гребли.



Если война становилась затяжной и бесперспективной для обеих сторон, заключалось перемирие, постепенно завязывались торговые отношения – и хотя случаи чукотского межконтинентального бандитизма продолжались почти до конца XIX века, но становились все реже и реже; в начале ХХ века в разговоре с Богоразом чукотский торговец обрисовал ситуацию так: "Войны кончились. Пришло время мира. Каждый думает только о выгоде, и все племена и народы перемешались". В интернетах встречается упоминание о том, что последняя война чукчей с эскимосами произошла аж в 1947 году и окончилась победой чукчей, но упоминаний о первоисточнике этих сведений я найти не смог, поэтому подробностей (чем в это время занимались пограничники обеих сторон, насколько масштабная случилась перестрелка, каковы были международные последствия… и были ли они вообще, или это просто советские чукчи с советскими же эскимосами по пьяни подрались) сообщить не могу и поручиться за достоверность самого факта – тоже. UPD: nik_ratibor пишет: «Я тут запросил чукотских погранцов, дабы они вопрос про "войнушку" 1947 провентилировали у местных краеводов. Вот что мне ответили: "До войны дело не дошло, но конфликтуют они постоянно... Кстати, последнего кулака чукотского раскулачили где-то в 1959 году...."»

Продолжение следует

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
almasti
Dec. 29th, 2010 06:21 pm (UTC)
Спасибо, очень познавательно. С нетерпением жду продолжения.
invicturum
Dec. 29th, 2010 06:26 pm (UTC)
а нынче и чукчи и эскимосы окончательно спились. так? смотрел передачу с аляски - как там живут эскимосские деревни. ад полный. алкоголь запрещен, а они все равно достают и убивают друг друга постоянно.
kisa_i_osya
Dec. 29th, 2010 07:50 pm (UTC)
И как после этого верить в равенство народов?..
invicturum
Dec. 29th, 2010 08:10 pm (UTC)
эти люди жили в другом историческом времени. раз.
у них в пищеварительной системе не было нужного фермента, который есть у других народов, и поэтому их отношения с алкоголем сложились так печально два.
уместно сравнение их авторов с викингами. те и другие были в свое время в чем то схожи по культуре и досугу )
lemurlemur
Dec. 29th, 2010 08:02 pm (UTC)
Понравился термин "Чукотский межконтинентальный бандитизм" )

Очень интересно, жду продолжения.

rimehora
Dec. 29th, 2010 09:50 pm (UTC)
Спасибо!
neandertaloff
Dec. 29th, 2010 09:57 pm (UTC)
очень интересно! жду продолжения.
antimantikora
Dec. 29th, 2010 11:59 pm (UTC)
Интереснейший это автор. Главное, рубит - в самых разных вещах.
( 8 comments — Leave a comment )

Profile

блять вы заебали вонять
anthropology_ru
Некультурная антропология и Антропо-Логика

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Powered by LiveJournal.com