Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ArcheOluh

вдогонку - о Мексике и Мадонне де Муэрта

«Бесстрашный перед лицом смерти, мексиканец, не чувствует растерянности, когда она приближается, он готов идти ей навстречу, дразнить ее, соблазнять, сжимать в объятиях, ложиться с ней в постель, это его любимая игрушка и последняя любовь».
Октавио Пас.


«День мертвых в Мексике»
Фотоподборка Кирилла Овчинникова


Collapse )
  • Current Mood
    creative creative

АРХЕТИП АПОКАЛИПСИСА

Всю историю человечества пронизывает апокалипсическое предчувствие неизбежного конца цивилизации. Изначально данное предчувствие, обретя в логосе форму пророчества, носило эмоциональный (Библия) или интуитивный характер (Нострадамус).


             В прошлом веке оно стало уже и рациональным, обретя статус научно-теоретического прогноза в пугающих докладах Римского клуба. В них с неумолимой логикой и с использование математических расчетов убедительно доказано что путь, по которому развивается современная западная цивилизация неизбежно и очень быстро (уже к 2020 году) приведет человечество к глобальной катастрофе. Сейчас подобное мироощущение уже общее место. Никого не удивляет, что человечество отождествляется с раковой опухолью или вирусом, который размножаясь, убивает среду своего обитания.

Очередной прогноз неминуемой гибели человечества до конца 21 века сделал австралийский вирусолог Франк Феннер. Он считает, что причинами исчезновения человечества станут все те же названные Римским клубом взрывной характер увеличения населения и необузданное потребление. Только, в отличие от официально озвученных докладов Римского клуба, Фишер утверждает, что процесс самоуничтожения человечества уже принял необратимый характер.

Возникает вопрос: является ли склонность человека оценивать свою индивидуальное и коллективное будущее как перспективу неизбежного конца психологической особенностью одомашненного примата, испытывающего страх перед неизбежной смертью и экстраполирующий его на все человечество или это проявляение бессознательных архетипов отражающих действительную неизбежность апокалипсиса?

Старый натуралист

почему скелет, это страхово


Между прочим, клип смешной. Крутые ночные гуляки бегут, как ошпаренные

Почему же люди боятся скелета? Человеческого? Что в нём такого уж страшного?

Мне в детстве снились скелеты - в кошмарах. Это было страхово! Но однажды, уже студенту, приснился скелет, который щелкал зубами, приподнимал крышку черепа, крутился. Так старательно пугал меня! А я поймал себя на том, что разглядываю форму его птерниона, негроидные пропорции и мужской крестец, восхищаюсь турецким седлом и приросшей фибулой. И понял, что безнадёжно стал антропологом...



Одни объясняют, что здесь действует - страх смерти: скелет напоминает, что и сам можешь помереть. Другие, что дохлятина - источник заразы, которую надо избегать.

Гилберт Честертон предлагает эстетическую версию:
"На самом деле страх перед скелетом — совсем не страх смерти. Человек, к стыду своему и славе, не так страшится смерти, как унижения. А скелет напоминает ему, что внутри он бесстыдно смешон и довольно уродлив."

Я пользуюсь простым объяснением. Хищники часто стерегут полусъеденную добычу, а падальщики - спешат на запах поживиться. Поэтому в первобытной природе где труп или скелет - там риск нападения. Вероятно, беспокойство, которое включается запахом кадаверина - инстинкт.

upd Тут пошли комменты, и я решил некультурно добавить натурализма. Речь идет не о культурологическом страхе-восхищении, когда скелет является предметом ритуала или украшает йогуртовую пачку, или атрибутом хеллоуина. А о том первобытном ужасе, который пронзит всякого, кто в лесу наткнется на растерзанный труп, или, зайдя в деревенский дом, обнаружит скелет на полу, и смрад ударит в ноздри. Я говорю о том молниеносном омерзении и гримасе ужаса, которые возникают в ответ на запах дохлятины (этой смеси кадаверина, путресцина, всяких птомаинов).
Cat
  • almondd

Путь предков*




Каждая островная культура рано или поздно вырастает в антропологический рай благодаря изоляции. Если же, вдобавок, культура эта разделена на крошечные труднодоступные оплоты горами, то разнообразие и необычность только умножаются.

Таким антропологическим раем была в свое время Тана Тораджа на юге острова Сулавеси. Если верить легенде, предки тораджийцев спустились в горы прямо с неба по лестнице. На небе они видели четыре кола с натянутым индийским покрывалом, что и воспроизвели на земле. Так появился тонгконан – дом особой формы с изогнутой крышей, часто на сваях, с удивительными росписями и работой по дереву. Считают, что форма крыши символизирует корабль или рога водяного быка, который тут долго оставался самым большим богатством. Я никак не считаю; я наслаждаюсь удивительной геометрией.

Вокруг тонгконана происходит все самое важное: встречи родственников, праздники жизни (то есть урожая) и смерти. У тонгконана есть имя, оно же – имя деревни и рода. Крошечные когда-то деревушки, в каждой из которых жило по огромной семье, уже сливаются в поселки и пригороды, но каждые два километра по-прежнему имеют свое название.

Пришедшие сюда в начале двадцатого века голландские миссионеры и просветители запретили праздники жизни, как языческие. Поэтому полностью сохранились только традиции, связанные с похоронами. Они поражают детальностью устава, обилием обычаев и, главное – странным оптимизмом. Покойников тут не прячут в землю, не стараются убрать останки с глаз, припорошить забытьем грустную память. Вместо того обернутое тканью тело усопшего вначале кладут под тонгконан, пока проходят необходимые ритуалы - а именно, бурная резня домашних животных, которая может длиться не просто несколько дней, но и несколько недель. В это время покойнику готовят все необходимое в загробной жизни, в том числе умерщвляют быков, которые помогут ему добраться до места назначения. После останки укладывают в подвесные гробы или хоронят кости в специально вырубленных пещерах и лазах. При этом возле мест захоронения и даже в домах помещают деревянные фигуры, изображающие успоших, тау-тау. Они повсюду, они сидят на улицах, в комнатах и на балконах, вырезанных в скале над поселками, пугая реалистичностью. Попав в тораджийскую деревню, ты будто оказываешься в залитом солнцем доме деревянных престарелых. У них упрямо-сосредоточенные или потерянно-старческие лица, редкие волосы и будто настоящие пальцы ног. Они тут никого не пугают: их любят, с ними советуются.

Возможно, такое отношение к смерти делает ее меньше потерей, но больше – переменой и переходом. Возможно, я бы тоже хотела иметь устав на случай, если в моей «деревне» кого-то не станет. Я бы тоже хотела знать, сколько быков мне резать и какие слова говорить тому, в чьих глазах читается боль и ужас оставшегося.
_________________________________
*Aluk To Dolo или Путь Предков – название анимистичеких верований тораджийцев


Tana Toraja, Sulawesi, Indonesia
фотографировали вместе с vdinets
text

Северный "пиджин": руссенорск.



Для облегчения общения друг с другом во время торга северонорвежскими рыбаками и поморами был создан общий язык: руссенорск, иначе называемый "моя-по-твоя", от русских местоимений моя и твоя и широко используемого предлога по.
Пример:
Норвежец: Драсви, гаммель гу вен по моя. Твоя фиск купум? (Здравствуй, мой старый добрый друг. Ты покупаешь рыбу?)
Русский: Да. (Да)
Норвежец: Kак прис? (По какой цене?)
Русский: Эн вога мукка, со ту вога треска. (За вог муки два вога трески.)
Норвежец: Эта мала. (Это слишком мало)
Русский: Шлик шлаг, эн о ен хальв вога треска, со эн вога мукка. (Такого рода. Один с половиной вог трески на один вог муки)
Норвежец: Эта грот дюр. (Это еще слишком дорого.)
Русский: Но давай по кают ситте нед со докка лите чай дринком. Икке скаде. (Спускайся же в каюту и попей чаю. Это не повредит.)

В источниках отмечается, что некоторые норвежские рыбаки вообразили себе, будто бы они и вправду хорошо говорят по-русски!
Руссенорск стал мертвым языком после того, как в результате русской революции 1917 г. остановилась поморская торговля.

Подробнее тут
С замечательного сайта Кольские карты
Там ещё много интересного.
Старый натуралист

замурзанные мурси

via ivan_dobsky такой материальчик.



"Племя это, наверное, принадлежит к мутантам негроидной расы, потому что значительно отличается своим видом от привычных стандартов красоты. Как мужчины, так и женщины — низкорослы, ширококостные и кривоноги. Низкие лбы, сплюснутые носы, короткие шеи. Тела дряблы и болезненны на вид, с отвисшими животами и сгорбленными спинами. Волос на головах почти нет, а потому все женщины-мурси постоянно носят замысловатые головные уборы сложной конструкции, изготовленные из веток, грубых кож, болотных моллюсков, высохших плодов, мёртвых насекомых, чьих-то хвостов и какой-то вонючей падали. Их сморщенные, жеваные лица, с маленькими, узкопосаженными глазками имеют чрезвычайно злобный и настороженный вид."

Страшные обычаи Мурси

Я бы не стал так уж демонизировать мурси, как в этой статье. Ну не похоже, товарищи дорогие! У восточных круглоголовых негроидов бывают премилые морды.

"Отравив мужей, все Жрицы смерти собираются в хижине Срэк и проводят там какой-то таинственный обряд..."
- Буэ, ну просто Синяя Борода какая-то! То бишь, Синяя Губа.

Впрочем, кто знает. Я там не был. Зато там был известный нам nikolya, фото которого обнаружил в статье. Ему и виднее, вранье ли, правда (а может это и вовсе его собственный текст).



Очевидно, желание мурси казаться страхолюднее возникает не от хорошего характера. Современные войны и пиратство подтверждает, насколько воинственны африканцы: пусть и с голым писюном, но с автоматом. Кстати, сейчас это редчайшее явление. Я не про автомат, а про "теплый пистолет". Разгуливать бештаной командой могут позволить себе только высокопоставленные европеоиды на нудистских курортах. А вот всех дикарей-аборигенов, бывших "l'homme nu", поголовно облачили в бермудские шорты. Воспитывать эту глобальную стыдливость помогает Интернет - при всем его вопиющем бесстыдстве. Потому и приходится прятать эти зловещие пенисы под большой кат!

Collapse )
Старый натуралист

катастрофическое извержение Тоба - всплеск культуры палеолита

Интересная статья, требует осмысления. Улики надо хорошенько сопоставить.

Благодаря осуществленным в течение последнего десятилетия активным археологическим раскопкам в Южной Африке (главным образом на территории нынешних ЮАР и Намибии) эту давно устоявшуюся теоретическую концепцию, похоже, скоро придется сдать в утиль. Так, в 2001 году на юге Африки были найдены костяные орудия возрастом 65–70 тыс. лет, которые считались одной из важнейших отличительных черт позднего палеолита. В 2002 году в том же районе обнаружили несколько десятков перфорированных раковин морских моллюсков, предположительно украшавших ожерелья местных сапиенсов-модниц. Наконец, уже в середине этого года южноафриканские исследователи Люсинда Бэквел и Лин Уэдли сообщили об очередной сенсационной находке — пятисантиметровом фрагменте костяной стрелы, абсолютный возраст которой более 60 тыс. лет. Значит, вполне возможно, что тогдашние жители юга Африки додумались и до изобретения лука, продвинутой технологии, обеспечившей много позднее победу homo sapiens в эволюционной схватке с homo neanderthalensis.

Все эти удивительные инновации 60–80−тысячелетней давности — неоспоримые свидетельства того, что пресловутая революция духа и зарождение человеческой культуры начались много раньше европейского нашествия сапиенсов (как минимум на 20–30 тыс. лет). Окончательно расставили все точки над i в бурной антропологической дискуссии последних лет результаты кропотливого хронологического анализа разнообразных артефактов древнейших южноафриканских культур Still Bay (SB) и Howieson’s Poort (HP). Работу проделала интернациональная команда ученых из Австралии, ЮАР, Великобритании и Германии; статья, посвященная кратким итогам этой работы, была впервые опубликована в журнале Science 31 октября 2008 года. Исследовательский коллектив, возглавляемый Зенобией Джекобс и Ричардом Робертсом (Университет Вуллонгонг, Австралия), при помощи новейшей методики оптико-люминесцентного датирования сумел четко определить с минимальной статистической погрешностью абсолютный возраст и время существования этих двух «палеоинновационных» культур.

Первая из них, Still Bay, зародилась примерно 72 тыс. лет назад и после недолгого бурного расцвета внезапно исчезла около 71 тыс. лет до нашего времени, а вторая, Howieson’s Poort, возникла спустя 6–7 тысячелетий (оценочно 65 тыс. лет назад) и просуществовала намного дольше (более 5 тыс. лет): самым поздним артефактам культуры HP — 59 500 лет.
...

...Выделим лишь одно очень значимое достоверное событие, произошедшее 74 тыс. лет назад: мощнейшее извержение вулкана Тоба на индонезийском острове Суматра. В результате этой крупнейшей за последние 2 млн лет природной катастрофы на всей Земле на шесть лет воцарилось подобие ядерной зимы, в частности, слой вулканического пепла высотой до пяти метров покрывал территорию нынешних Индии, Пакистана и стран Персидского залива. Суматранская трагедия имела и колоссальные демографические последствия — как полагают ученые, общая численность оставшихся в живых после извержения homo sapiens сократилась всего до 10 тыс. человек. Но каким-то чудом наши предки смогли пережить и этот кошмар, и последовавший затем тысячелетний ледниковый период и вновь стали плодиться и размножаться.

Код и трагедия

Новая мода в гламурно-глянцевых окрестностях: ни один заголовок не обходится без слова "код". "Код одиночества" как название бульварного романа, "Код города" - как хэдлайн дамского омнибуса про отношения полов, "Код вежливости" на ментовском плакате о правилах дорожного движения, "Код апокалипсиса" как кинострелялка с "няней Викой" Заворотнюк. Понятно, что те, кому не терпится повторить успех "Кода да Винчи", полагают - успех именно в слове "код". Однако не в этом суть.

"Код" в массовм сознании нулевых и в самом деле интересное словцо - отсылающее, с одной стороны, к режиму абсолютной автоматики и технократии (когда каждая изба на курьих ногах работает как станок с ЧПУ), а с другой - к безбрежному мистицизму, являющемуся на деле продолжением всё того же культа техники ("ловкость рук и никакого мошенства"). То есть "код" объемлет сразу два тренда: восьмидесятнический НТР-овский и девяностнический неоязыческий. Первый тренд вырастает, собственно, из второго - от компьютеризированной избы на ножках (как у опопсованных Стругацких эпохи "Чародеев") один шаг к партиципативной магии. А на ней, на этой магии, построено всё мировоззрение девяностых - единственной магической силой, объединяющей все уровни реальности, является в соответствующей картине мира всесокрушающее бабло.

В результате смесительного синтеза получается забавный гибрид: "код" уже и не собственно НТР-овское понятие и не только мистическое. Это понятие, в котором объективизм технократии круто замешивается на волюнтаризме и спонтанеизме магии. В итоге получается право, каким его здесь привыкли понимать - каждый свободен в пределах только тех готовых программ, инсталляция которых обеспечивает хоть какую-то субъективацию.

Индивидуальность возникает как эффект асимптотического приближения чахлого и тщедушного индивида к той бесконечно далёкой рамке, которая обозначается полуфабрикатами стилежизневой социализации. Но в пределах этого приближения индивид - это царь, бог и герой в одном лице. Ему не просто "всё позволено", ему позволено "быть всем". Усвоение им ролевых полуфабрикатов превращается в трагедию наоборот: исток драматизации не в вольном или невольном соревновании с богами за право считаться субъектом, а в безоговорочной утрате возможности соотносить субъективацию со статусом человека.

Это не обеспечивает, увы, никакого преимущества перед богами, равно как и никакого равенства с ними (или даже простой "богоизбранности"). Напротив, отныне субъективация означает лишь то, что человек обратает своё могущество не в том, что он превосходит себя, а в том, что постоянно оказывается в тени себя прежнего.






  • paisii

Современную цивилизацию ждет гибель, подобная гибели цивилизации майя?

Возможно ли, что мировая цивилизация может погибнуть еще при нашей жизни или при жизни наших детей? До недавнего времени эта идея была прерогативой безумцев и сект. Но в последние годы все больше умных и заслуживающих доверия людей предупреждают, что глобальный крах реален. И многие из них, включая лорда Мэя, Дэвида Кинга и Джареда Даймонда, - трезвомыслящие ученые, то есть люди, не склонные драматизировать ситуацию, пишет британская The Guаrdian.

Новые пророки катастрофы говорят об одном и том же наборе угроз, главные из которых - изменение климата, истощение ресурсов и дисбаланс населения. Самые большие страхи вызывает то, что многие опасности взаимосвязаны и одно усугубляет другое. Если мы хотим избежать глобального краха, мы должны решать все проблемы одновременно, предупреждают ученые.

Эти проблемы кажутся региональными. Многие общества, от майя в Мексике до полинезийцев на острове Пасхи, погибли из-за тех же опасностей, которые грозят нам. Как объясняет Даймонд в своей новой книге "Крах", индейцы майя истощили один из главных ресурсов на территории обитания - деревья, и это спровоцировало ряд проблем: эрозию почвы, сокращение пахотных площадей и засуху. Растущее население, которое было причиной чрезмерного использования ресурсов, столкнулось с уменьшением количества продовольствия, что, в свою очередь, привело к миграции и кровопролитной гражданской войне. Гибель цивилизации острова Пасхи развивалась по той же модели: вырубка лесов привела к экологическим проблемам и войне.

В отличие от этих обществ, наша цивилизация глобальна. Глобализация имеет и положительную сторону: когда в одном из регионов планеты начинаются трудности, он может обратиться за помощью к остальному миру. Ни майя, ни жители острова Пасхи не имели такой возможности - по сути, они были изолированными цивилизациями. Негативная сторона глобализации заключается в том, что, когда в одном из регионов планеты начинаются трудности, они быстро экспортируются. Если современная цивилизация погибнет, это случится повсеместно.


Читать продолжение >>>

POW/MIA

Некрофилия - любовь к машинам


Выдающийся психоаналитик и философ Эрих Фромм в своей книге "Анатомия человеческой деструктивности" определяет некрофилию, как “страстное влечение ко всему мертвому, разлагающемуся, гниющему, нездоровому. Это страсть делать живое неживым, разрушать во имя одного лишь разрушения. Это повышенный интерес ко всему чисто механическому. Это стремление расчленять живые структуры".
Эрих Фромм в отличие от своего учителя Зигмунда Фрейда разделяет понятие "танатос" и "некрос". В первом случае смерть рассматривается как естественная часть жизни. Я приношу извинения за свою ошибку в предыдущей статье.
Я бы хотел обратить внимание читателей, что часто, употребляя термин "некрофилия", подразумевается вид сексуальной патологии, когда пациент индивид испытывает влечение к трупам и желание совершить с ними акт содомии. Эрих Фромм в своей работе расширяет это понятие. Нас прежде всего интересует аспект притяжения к технологиям, технофилия.
История нашей цивилизации определяется прежде всего техническим прогрессом. Ничто так сильно не изменило наш мир, как технологии. Люди изобрели сельское хозяйство, появилась возможность накапливать излишки производства, затем началась социальная стратификация.
Некрофилия сейчас