?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: еда


photo by Edward Sheriff Curtis

В сознание индейцев не укладывалось -что значит купить землю? Земля для всех людей, которые все родственны душами и живут в мире наполненном духами - понимали они. "Бледнолицые братья" предлагали им бусы и столовые приборы за землю, индейцы понимали это как дары вежливости за гостеприимность..

Read more...Collapse )

Антропология еды

Подскажите, пожалуйста, книги по антропологии еды (русский/английский).

Пока в списке на прочтение: 
The prehistory of food (Chris Gosden and Jon G. Hather).
Голод и изобилие. История питания в Европе. (Массимо Монтанари).

 Национальный парк Самбуру. Кемпинг внутри. Добрейшеее африканское утро вокруг.
 - Джон, ты не видел, куда делась палка сырокопчёной колбасы "Останкинская Пикантная"... Я оставил её вчера вечером в углу, в пакете.
 Вбегает Джон.
 - Ребят, слушайте, ну нас тут охраняют люди самбуру... Кражи быть не может. Это собаки, я уверен.
 Ладно, расколбасы на завтрак - это не спортивно. Шуршу пакетом дальше.
 - Джон! Но здесь лежали два здоровенных авокадо! Где они? Тоже собаки?
 В ответ чуть смущённое:
 - Ребят, вы может быть не знаете, но местные собаки, и даже кошки, просто обожают авокадо! Нет, это точно не самбуру.
 .......
 - Джон!!! Но с каких пор ваши кошки лакают тичерс из стальных стаканчиков?!! Вчера здесь стояла пол-литровая бутылка! А вместо четырёх стаканчиков осталось два! Или это всё-таки были собаки, а не кошки?
 Думаю, на Джона было бы жалко смотреть в тот момент.

 Но никто даже и не посмотрел в его сторону, забыв про кошек, авокадо и даже тичерс. Потому что у ворот кемпа призывно толпилась груда женщин, роскошных, как бразильский карнавал в беспокойных снах подростка. На лицах дам разборчивым почерком читалось приглашение на танец.




Танец был белый. Дамы... Понятно какие - настойчивые!Collapse )
...из фондов стеклянных негативов Красноярского краевого краеведческого музея.

Группа енисейских остяков (кетов) на становище, у костра. Туруханский край.

...kε’t как они есть...Collapse )

Туареги

Туареги.

Туареги –самый необычный народ северной Африки и один из самых обособленных народов исламского мира.

Я расскажу об этом народе то, что рассказывают о них в марокканской Сахаре и поблизости и то что я наблюдал сам.

Альбом: майские в марокко

Автор фото Дмитрий Шумилов

Read more...Collapse )

ИСТОРИЯ ЕДЫ

В курсе Социальной антропологии, который  веду в школе, есть такая тема – Практика еды... Вот пояснительная записочка к этой теме. будет интересно узнать мнение специалистов и просто любителей (поесть). Вижу счастливые лица  любимых учеников - они конечно же оценят этот курс, особенно если уроки поставить в конца дня, перед обедом...

Read more...Collapse )

Бусы для аборигенов

Испания в своё время стала мировым лидером и расширила границы до размеров империи, в которой «никогда не заходит солнце». Но могущество испанцев было основано на золоте, которое глупые и дикие аборигены (в стрингах) так легко обменивали на стеклянные бусы испанцев (стразы). Испанцы потешались над аборигенами и практически перестали развивать собственное производство, потому что решили, что за переплавленное золото инков они смогут купить всё, что нужно (и печатный станок стал единственным мощным производством). Но они зарвались, военные кампании на трёх континентах, местные повстанцы и пираты, разорявшие трансатлантический трафик, поставили их на место. Сразу же выяснилось, что золото – ничто, а жажда соседей поиметь кусок халявы – всё. С тех пор испанцы сидят в жопе и даже свой главный «статусный» храм вот уже несколько столетий достроить не могут.
Но как же они смеялись над аборигенами!
Вместо них пришли англосаксы, которые после двух мировых войн наконец поняли, что сил на новые завоевания уже нет, а потому создали систему, при которой аборигены были найдены внутри. И новые аборигены-потребители стали с радостью менять на бусы и стринги свой дармовой труд и собственные жизни, прожитые в кредит. Бусы уже не назывались бусами, они назывались «достатком» и «успехом», «возможностями» и «статусом», «имиджем» и «рейтингом», «карьерой» и «кредитной историей»…
Как же потешались создатели системы над новыми аборигенами!
Но вот (вдруг) выяснилось, что ресурс внутренних аборигенов иссяк – многие из них почуяли вкус халявы и превратились из трудолюбивых простаков в продавцов бус и посредников продавцов бус, а также в посредников посредников продавцов бус, и в кредиторов посредников продавцов бус, и в игроков, ставящих на одних посредников продавцов бус, которые смогут продать обязательства других посредников дороже, чем снилось посредникам других посредников, которые страхуются другими посредниками….
В общем, в один прекрасный день выяснилось, что если вскроется вся правда о бусах, то жрать будет нечего. Тогда вспомнили о старой схеме – найти наивных аборигенов, которые за бусы продадут жрачку и нефть. Вот только если раньше бусы были осязаемыми, то сейчас они превратились в обещания посредников, данные кредиторами других посредников, заинтересованных в производителях обещаний, перепроданных под проценты другим обещателям производителей бус, страз, а вернее, возможностей их когда-нибудь (в кредит) приобрести… И приобрести даже не бусы, а фьючерсы и долговые обязательства на них.
Вот только где эти аборигены? Опять вовне. Но…
Во-первых, они расплодились…
Во-вторых, они захотели есть.
И, в третьих, выяснилось, что жрачка и нефть, ресурсы и территории опять оказались в руках этих долбаных недобитых когда-то аборигенов
И англосаксы опять начали войны на нескольких континентах, и опять проснулись пираты и повстанцы, но это всё ерунда, если бы…
Если бы не бусы. Аборигены вдруг начали сомневаться в их, англосаксонских бусах, ценности. Нет, они уже даже и не сомневаются, они видят, что это туфта, но просто до сих пор не могут поверить в то, что достаточно просто отказаться от моды на эти стекляшки, чтобы вся цивилизация продавцов воздуха и потребителей халявы ушла в историю и заняла своё место в жопе, как это сделала когда-то всесильная цивилизация жадных испанцев…
Но пока аборигены думают. И не решаются. Ведь и у них целые поколения выросли на поклонении бусам…
Но есть один фактор, который вскоре (и очень «вскоре») расставит всё по своим местам. И этот фактор – голод. Когда аборигенам нечего жрать, они прекращают любить бусы, которыми с ними расплачиваются. И тогда они начинают любить жрачку. А если учесть, что бус и аборигенов в мире до хрена, а жрачки мало – не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать последствия.

пословицы без хвоста

В детстве не любил «народную мудрость», особенно поговорки, усматривая в них парадоксальную нелогичность и необъясненность (но больше всего - назидательную агрессию). Потом понял, что фразеологизмы часто являются, во-первых, инструментом «тренинга» конформизма и веры («верую, ибо абсурдно»), который применялся империей и церковью, а, во-вторых, частью недосказанной пословицы.
- Два сапога — пара, да оба на левую ногу одеты.
- Собаку съел, да хвостом подавился.
- Хлебом не корми - дай водки попить.

Ниже приводятся примеры таких «обрезков». Даже если там где и ошибка затесалась, в целом – многое объясняет.

***
Бабушка [гадала] надвое сказала [то ли дождик, то ли снег, то ли будет, то ли нет].
Бедность - не порок [а вдвое хуже].
В здоровом теле - здоровый дух [редкость].
Ворон ворону глаз не выклюет [а и выклюет, да не вытащит].
Гладко было на бумаге [да забыли про овраги, а по ним ходить].
Голод не тетка [а мать родная].
Губа не дура [язык не лопатка, знают, где горько, где сладко].
Два сапога пара [да оба левые].
Два сапога пара [да оба на одну ногу].
Девичий стыд - до порога [переступила и забыла].
Дело мастера боится [а иной мастер дела].
[И] делу время, [и] потехе час.
За битого двух небитых дают [да не больно-то берут].
За двумя зайцами погонишься - ни одного [кабана] не поймаешь.
Зайца ноги носят [волка зубы кормят, лису хвост бережет].
Комар лошадь не повалит [пока медведь не подсобит].
Кто старое помянет - тому глаз вон [а кто забудет - тому оба].
Курочка по зернышку клюет [а весь двор в помёте].
Лиха беда начало [а там уж близок и конец].
Молодые бранятся - тешатся [а старики бранятся - бесятся].
На чужой каравай рот не разевай [пораньше вставай да свой затевай].
Не печалится дятел, что петь не может [его и так весь лес слышит].
Ни богу свечка [ни чёрту кочерга].
Ни рыба, ни мясо [ни галифе, ни ряса].
Новая метла по-новому метёт [а как сломается - под лавкой валяется].
От работы кони дохнут [а люди - крепнут].
Повторенье - мать ученья [и прибежище для лентяев].
Повторенье - мать ученья [утешенье дураков].
Пыль столбом, дым коромыслом [а изба не топлена, не метена].
Пьяному море по колено [а лужа - по уши].
Расти большой, [да] не будь лапшой [тянись верстой, да не будь простой].
Рыбак рыбака видит издалека [потому стороной и обходит].
С пчелой поладишь - медку достанешь [с жуком свяжешься – в навозе окажешься].
Собака на сене [лежит, сама не ест и скотине не дает].
Старый конь борозды не испортит [да и глубоко не вспашет].
Тише едешь - дальше будешь [от того места, куда едешь].
У страха глаза велики [да ничего не видят].
Ума палата [да ключ потерян].
Хлеб на стол - и стол престол [а хлеба ни куска - и стол доска].
Чудеса в решете [дыр много, а выскочить некуда].
Шито-крыто [а узелок-то тут].
Язык мой - враг мой [прежде ума глаголет].
Язык мой - враг мой [прежде ума рыщет, беды ищет].
via


Также, кто интересуется, есть детальное разъяснение к картине "Фламандские пословицы" Брейгеля.

Лопари

Певица саами. Интересный вокал.



На старинных фотографиях саами выглядят как ненцы, на новых - больше как скандинавы. Впрочем все эти фотографии (по запросу Saami, а лучше Sami, Lapp), меня не устраивают. Сейчас скандинавские лопари, полагаю, не разгуливают в цветастых рогатых шапках, а носят одежду из супермаркета.

Нет ли у кого фотографий современных норвежских лопарей, в их обычной - европейской жизни?


Говорят, происхождение саамов загадочно. Я особой загадки не вижу: арктические аборигены субуральского происхождения. Вобрали древний субстрат охотников, населявших свободные от ледника территории Восточной Европы, а также поздние угорский и балтский компоненты. По всем данным феногеографии тяготеют к уральцам.

Об этой близости (заметной невооруженным глазом) писал К.Спасский больше ста лет назад. Обратите внимание - там немудряще описан и хабитус арктического адаптивного типа, и традиция спаивания аборигенов в ходе северной конкисты, и даже экоцид, выражавшийся в то время в истреблении зверя.

***
По происхождению лопари — родичи мордве, вогулам и другим инородцам восточно-финского племени. Прежде лопари занимали весь север России (губ. Архангельскую и часть Олонецкой и Вологодской); теснимые более сильными соседями — корелами, финнами и позднее — русскими, они покинули, хотя и не без сопротивления, привольные места и ушли на Кольский полуостров, причем часть их заняла север Норвегии.

Русские давно были знакомы с лопарями; еще в XI столетии новгородцы упоминают о „Лопской земле“; монах Лазарь, живший в XIV столетии, говорит, что „около озера Онега лопляне и чудь, страшные сыроядцы близ места сего живяху. Многи скорби и биение и раны претерпех от сих зверообразных мужей“. Как и теперь, летом они кочевали, зиму жили в погостах (селениях).

Стоит холодная зима. Реки, озера, болота скованы морозом; овраги и горные разселины завалены снегом. Блестя матовым блеском стелется тундра; не на чем остановиться глазу, ничто не радует взора, утомленного однообразием пустыни. Царит бесконечная ночь, день походит на серые сумерки, все как бы окутано туманом. Едва просвечиваю звезды, северное сияние, разбрасывая снопы желтых, зеленых и красных лучей, порой охватывает и горизонт и фосфорическим светом озаряет и горы, и леса, и тундру. Едешь час-другой, целый день, и в душу закрадывается какая-то непонятная тоска. Олени ,запряженные в легкие саночки (кережки), дружно бегут, постукивая широкими копытами. «Скоро ли погост?» нетерпеливо спрашиваешь возницу; он молча указывает рукою вперед, где чернеет что-то неопределенное — не то лес, не то гора и вдруг круто останавливает оленей. Продираешь смерзшиеся глаза. Да, это и есть лопарский погост. Полузаваленные снегом, сиротливо стоят четыреугольные деревянные срубы (тупа, пырт) с плоскими, односкатными крышами, засыпанными для тепла землей и снегом. Войдем в один из них.

Наружная дверь, на деревянных петлях, ведет в крошечные сени; в одной половине пырта содержатся овцы, если таковые есть, хранится одежда, припасы; в другой живет лопарь с семьей. В пырте грязно и душно; когда освоишься с темнотой и нестерпимым запахом тухлого мяса или рыбы, то первое, что бросится в глаза, это очаг (камин) посреди комнаты, грубо сделанный из камней, едва скрепленных глиной; над очагом висит котел, выше — труба, прямо выпускающая наружу дым. Жилое помещение не велико: аршина 4 в длину и 2?—3 в ширину и вышину. В углу иконы и иногда плохие картины; вдоль стен скамейки, полки с посудой, стол. Одно, редко два окна пропускают мало света; вместо стекол в них вставлена слюда.

По наружному виду лопари и лопарки очень похожи друг на друга. Среднего роста, коренастые и крепкие, лопари имеют длинное, широкое туловище, короткие, несколько согнутые ноги; руки сравнительно с ростом очень длинны.
Read more...Collapse )





Поедем!


   - Поедем?

   - Поедем, - ответил Юрий Игнатьевич на безудержную просьбу Владимира Леонидовича. Всего десять минут назад мой научный руководитель и я познакомились с Юрием Игнатьевичем, как уже было договорено ехать в тайгу искать воздушные эвенкийские захоронения.

Статья + 14 фото и одна иллюстрацияCollapse )

Profile

блять вы заебали вонять
anthropology_ru
Некультурная антропология и Антропо-Логика

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com