Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

monkey

Бусы для аборигенов

Испания в своё время стала мировым лидером и расширила границы до размеров империи, в которой «никогда не заходит солнце». Но могущество испанцев было основано на золоте, которое глупые и дикие аборигены (в стрингах) так легко обменивали на стеклянные бусы испанцев (стразы). Испанцы потешались над аборигенами и практически перестали развивать собственное производство, потому что решили, что за переплавленное золото инков они смогут купить всё, что нужно (и печатный станок стал единственным мощным производством). Но они зарвались, военные кампании на трёх континентах, местные повстанцы и пираты, разорявшие трансатлантический трафик, поставили их на место. Сразу же выяснилось, что золото – ничто, а жажда соседей поиметь кусок халявы – всё. С тех пор испанцы сидят в жопе и даже свой главный «статусный» храм вот уже несколько столетий достроить не могут.
Но как же они смеялись над аборигенами!
Вместо них пришли англосаксы, которые после двух мировых войн наконец поняли, что сил на новые завоевания уже нет, а потому создали систему, при которой аборигены были найдены внутри. И новые аборигены-потребители стали с радостью менять на бусы и стринги свой дармовой труд и собственные жизни, прожитые в кредит. Бусы уже не назывались бусами, они назывались «достатком» и «успехом», «возможностями» и «статусом», «имиджем» и «рейтингом», «карьерой» и «кредитной историей»…
Как же потешались создатели системы над новыми аборигенами!
Но вот (вдруг) выяснилось, что ресурс внутренних аборигенов иссяк – многие из них почуяли вкус халявы и превратились из трудолюбивых простаков в продавцов бус и посредников продавцов бус, а также в посредников посредников продавцов бус, и в кредиторов посредников продавцов бус, и в игроков, ставящих на одних посредников продавцов бус, которые смогут продать обязательства других посредников дороже, чем снилось посредникам других посредников, которые страхуются другими посредниками….
В общем, в один прекрасный день выяснилось, что если вскроется вся правда о бусах, то жрать будет нечего. Тогда вспомнили о старой схеме – найти наивных аборигенов, которые за бусы продадут жрачку и нефть. Вот только если раньше бусы были осязаемыми, то сейчас они превратились в обещания посредников, данные кредиторами других посредников, заинтересованных в производителях обещаний, перепроданных под проценты другим обещателям производителей бус, страз, а вернее, возможностей их когда-нибудь (в кредит) приобрести… И приобрести даже не бусы, а фьючерсы и долговые обязательства на них.
Вот только где эти аборигены? Опять вовне. Но…
Во-первых, они расплодились…
Во-вторых, они захотели есть.
И, в третьих, выяснилось, что жрачка и нефть, ресурсы и территории опять оказались в руках этих долбаных недобитых когда-то аборигенов
И англосаксы опять начали войны на нескольких континентах, и опять проснулись пираты и повстанцы, но это всё ерунда, если бы…
Если бы не бусы. Аборигены вдруг начали сомневаться в их, англосаксонских бусах, ценности. Нет, они уже даже и не сомневаются, они видят, что это туфта, но просто до сих пор не могут поверить в то, что достаточно просто отказаться от моды на эти стекляшки, чтобы вся цивилизация продавцов воздуха и потребителей халявы ушла в историю и заняла своё место в жопе, как это сделала когда-то всесильная цивилизация жадных испанцев…
Но пока аборигены думают. И не решаются. Ведь и у них целые поколения выросли на поклонении бусам…
Но есть один фактор, который вскоре (и очень «вскоре») расставит всё по своим местам. И этот фактор – голод. Когда аборигенам нечего жрать, они прекращают любить бусы, которыми с ними расплачиваются. И тогда они начинают любить жрачку. А если учесть, что бус и аборигенов в мире до хрена, а жрачки мало – не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать последствия.

Камбоджа. 823


Эта цифра будет преследовать вас в Камбодже везде - именно стольким девальвированным долларам в год равен вклад среднего камбоджийца в ВВП своей страны. Колонки длинных цифр с десятыми после запятой, скучные многостраничные отчеты международных организаций, места в рейтингах стран - здесь обрастают фактурой и реальностью. Деньги имеют значение - в Камбодже это становится ясно, как нигде более. Наверное, именно здесь должен реинкарнироваться Милтон Фридман: эта страна выглядит окончательной мечтой "чикагской школы" - общество равных возможностей, где новый мировой порядок уже наступил. Учитывая зависимость Камбоджи от всевозможных доноров, именно здесь были реализованы наиболее радикальные идеи ее экономистов. В этом отчете не будет Ангкора, улыбающихся камбоджийцев и рассказов о великой азиатской культуре и истории - скорее это просто попытка описать небольшой фрагмент будней страны "четвертого мира", как иногда называют такие государства, или failed state.


Скайлайн Пном-Пеня

Я приехал в Пном Пень на две недели по приглашению знакомой девушки, работавшей в волонтерской организации (о ней позже). Днем я был волонтером, обучая камбоджийских детей английскому, и оформлял себе права - в Пном Пене это вопрос времени и 10 долларов. А по вечерам мы пили рисовую водку, катались на мотоцикле и бродили по неосвещенным пномпеньским улицам.  Читать дальше

Возвращение к дикости

Год назад я писал в это сообщество о первобытной культуре нашего времени и теперь снова хочу затеять дискуссию на тему "возвращение к дикости". Не стану скрывать, что интерес к теме проснулся после прочтения книги Джона Зерзана "Первобытный человек будущего", поэтому попутно хотелось бы выяснить мнение участников об антропологической ценности этой работы. У меня есть печатный вариант книги, но возникла потребность в электронной версии для извлечения цитат и вот, вбив в поисковике первую букву имени автора, я получил любопытную выборку поисковых запросов: дом 2, девушки +18, доктор хаус, драйвера, детский мир, дефолт, дед мороз, диеты, девальвация, дух времени. Похоже на то, что "дух времени" тяготеет к примитивному состоянию и, как отметил в своей работе Зерзан, это характерная черта состояния постмодерна. Как известно, постмодернистское сознание не имеет четких ценностных и смысловых ориентиров, поэтому бесструктурность может выступать одной из его основных интенций. Иными словами, оно тяготеет к примитиву - первобытному, неидеологизированному восприятию мира, а наряду с этим - циничному игнорированию смысла, которое с тревогой диагносцирует Зерзан. Но связано ли это непосредственно с анархо-примитивистской концепцией автора или просто служит выражением его критической позиции? Ссылаясь на слова идеолога постмодерна Лиотара, Зерзан советует нам "стать язычниками", т.е. с необходимостью признать и принять всю дикость современной культурной ситуации. А если дикость становится неотъемлемой частью нашей жизни, то, очевидно, стоит учиться изменять свой образ мысли в соответствии с этим положением. "Back to the primitive, fuck all your politics" - подходящий совет для анархо-примитивистов от бразильской металлической группы Soul Fly. Что же остается простым обывателям, ежедневно вдыхающих дух времени, насыщенный разлагающим флюидом постмодерна? Возможно стоит повесить на шею звериный клык, накинуть шкуры и... заняться охотой на компьютерных монстров... Во всяком случае, жизнь в лесу охотой и собирательством по примеру Джона Зерзана и его последователей - не совсем подходящий выбор для жителей глобальной виртуальной деревни.

 


Фото из сообщества a_primitivism